Подборка в «Новых Известиях». Июнь 2019 г.

НЕИСПРАВИМАЯ ДАЛЬ

Людям всегда хотелось

Исправить даль.

Моряки для этого

Уходили в плаванье,

Караванщики

В пустыню,

Для этого тронулся

Первый поезд и

Взлетел первый

Планёр. И никому

Исправить даль

В конечном счете

Не удавалось.

Но нам, помню,

Однажды это удалось.

В лодке на веслах

Мы доплыли по реке

До дальнего песчанника.

И даль была нами

Исправлена.

Мы просто умерли

Там под пушистыми соснами

И синим небом

на раскаленном песке

И сразу воскресли.

ГОРЫ

Раньше я смотрел на горы

С мечтой об их

Ярко-голубой дымке,

Об их опасных

Тропах Заветов,

Туда не ступишь всуе,

А только будучи

Злодеем или пророком.

Я восхищался горами так же,

Как черными лебедями.

Теперь горы вызывают

Во мне брезгливый страх.

В этом виновата ты.

Ты слишком часто требовала,

Пойти с тобой в горы,

Однажды даже заплакала

От злобы: что я не хочу

В горы с тобой.

Черные лебеди не выносят

Звуков военной канонады,

Улетают и никогда

Не возвращаются.

Своими капризами

Ты меня лишила

Горного счастья.

Но твои капризы

Мне пока дороже.

СОН

Казнь отражается в каждом окне.

Сон пролетел наяву.

Солнце — холодная свёкла,

Марганец веет ознобом.

Я в повозке как будто.

Лошади мимо двора

Скачут, плавно минуя

Отвесный кошмар

Детской моей меланхолии.

Сон завершился,

Но память открытки

Сурово гнетет и волнует,

Как какое-то счастье.

Да, как открытка

В железную щель

Почтового ящика,

Тот сон провалился.

Кому он отправлен?

ВОЛНЫ

В минуты счастья

Кажется, что мир

Нарисован на дереве.

Кажется, что Петербург

И Финский залив

Нарисованы на дереве.

Легкая простуда,

Волнистое мелководье

До горизонта. Ты

Сидишь на дюне.

Я же раздваиваюсь

Вдалеке на отца и сына

В азартной жажде глубины.

Только что в магазин

Рвалась босая пьяница

С подмалевком мысли

На лице. Большая Ижора.

Сосны и тут встречают

По-дружески.

Вдоль моря дорога.

МЯЧ

От женских прелестей

На улице и в метро

Взгляд должен отскакивать,

Как теннисный мяч от стены.

Как-то в школьном детстве,

Насмотревшись на поединок

Ивана Лендла и Бориса Беккера

По телевизору, я

С потрепанным теннисным мячом

И ракеткой для бадминтона

(Теннисной не было)

Вышел к алой кирпичной стене

Кинотеатра «Прогресс».

Я лупил мячом об нее,

Пока хлипкая ракетка

Не разлетелась в щепки.

Тогда я сходил домой

За парной ракеткой,

Ее ждал тот же конец.

Мяч отскакивал от стены,

Ломал легкие ракетки.

Так же взгляд должен

В общественных местах

Отскакивать от прелестей женщин.

ПУШКИН

1.

Одна дама говорит звонарю:

«Я не представляю такого

Образованного русского человека,

Который не читал бы Достоевского».

«А я представляю», — ответил звонарь.

«Кто же это?» — возмутилась дама.

«Пушкин», — ответил звонарь.

«Пушкин читал Достоевского», —

Заявил я.

2.

Дама сказала звонарю:

«Нет все-таки поэта

Лучше Пушкина!»

«Есть», — возразил звонарь.

«Кто же?» — возмутилась дама.

«Псалмопевец Давид, —

Ответил звонарь. —

Пушкин воспевал

Женские ножки.

А откройте псалмы».

«Правильно! — сказал я. —

Но откройте и Пушкина,

Он тоже писал молитвы».